Старинное артиллерийское орудие. Иногда для удобства вместе с зингериной используют также и специальные приспособления, чтобы придать этому артиллерийскому орудию требуемый угол прицеливания, поскольку модель орудия смело можно назвать достаточно старой. Первые орудия подобного рода изготавливались из железа. Для орудий малого калибра железо сворачивали в трубку, а затем сваривали швы. А орудия большого калибра изготавливали из нескольких сваренных и стянутых обручами полос. Заряжались такие орудия в основном с дула. Такой способ заряжания трудно назвать удобным, поскольку пороховая мякоть, насыпаемая в канал ствола, зачастую приставала к стенкам, тем самым затрудняя досылку снаряда. Поэтому в то же время активно создавались также и казнозарядные орудия. Существовавшие прообразы современных затворов навинчивались на казенную часть ствола, а в иных случаях просто плотно вставлялись в ствол. В некоторых орудиях затворы заменяли объемными зарядными каморами, которые подобно затворам плотно соединялись со стволом. А увеличить скорострельность таких орудий пытались за счет увеличения числа зарядных камор. Также существовали разнообразные способы крепления затворов, идентичные принципам байонетного крепления. В XIV–XV вв. орудия малого калибра обладали цилиндрическим каналом. А орудия большого калибра, именовавшиеся бомбардами, имели специальные зарядные каморы, которые чаще всего были цилиндрической формы с полушарным дном. Первыми снарядами для подобных крупнокалиберных орудий служили круглые камни, которые, дабы сгладить их природную неровность, обматывали веревками. Заталкивались первые «снаряды» с казны в ствол, а камора в ствол вставлялась своей передней частью и удерживалась на полагающемся ей месте при помощи железного болта. Чтобы достигнуть обтюрации, щель между каморой и стенками ствола замазывали глиной. Зажигался заряд в таких орудиях через отверстие в каморе, которое впоследствии стало именоваться запалом. Так вот это отверстие каморы заполняли порохом, который воспламенялся благодаря раскаленному железному пруту. Наводка в таком оружии была грубой и примитивной, а о прицелах и речи не было. Под дульную часть подкладывали деревянный брус для придания орудию угла возвышения. Казенная часть пушек упиралась в какую-либо опору, так что отдача при выстреле становилась заметной при подскакивании орудия. В конце XIV в. бомбарды изготавливали достаточно большого размера. В Бельгии до сих пор сохранилась бомбарда «Бешеная Маргарита», изготовленная в 1382 г. Калибр ее составлял 559 мм, длина канала равнялась 5 калибрам, а длина канала вместе с каморой составляла 7,75 калибра. Вес этого орудия был 16 т, а вес каменного ядра для него – 320 кг. Составляли эту бомбарду 2 слоя: внутренний и наружный. Внутренний слой состоял из продольных полос, сваренных между собой. Наружный слой состоял из 41 железного обруча, которые также были сварены между собой и к тому же с внутренним слоем. Привинтная камора существовала как бы отдельно, составляла ее доска, сваренная с гнездами, предназначенными для вставления рычага при ввинчивании каморы и ее вывинчивании. Конечно, современного человека такая массивность артиллерийских орудий может не на шутку удивить или, более того, просто напугать. Но в свое время эта громоздкая бомбарда не была исключением. Известен также факт хранения у герцога Бургундского бомбарды, весившей никак не меньше 16,4 т, а снаряд для этого орудия весил 368,5 кг. Или, к примеру, в Парижском музее хранится медная бомбарда австрийского производства, именуемая «Катериной». Изготовлена она была в 1404 г., а калибр ее составлял 508 мм. Некий венгерский литейщик Урбан изготовил туркам медную бомбарду во время осады Константинополя в 1453 г. Калибр ее составлял 610 мм, а вес ядра для этой бомбарды был равен 328 кг. Чтобы перенести это громадное творение с одной боевой позиции на другую, требовалось 60 быков и 100 человек. Чтобы ликвидировать откат, позади орудия туркам пришлось выстроить каменную стену. Скорострельность такого орудия, конечно же, была невелика. Эта бомбарда могла производить всего 4 выстрела в день. Но, увы, перед самым взятием Константинополя эту бомбарду разорвало, а при взрыве трагически погиб и литейщик Урбан, сконструировавший это орудие. Вот такая ирония судьбы. Но тем не менее во многих европейских державах крупнокалиберные артиллерийские орудия все же оценивались по достоинству.