Руководство наступательными операциями на суше осуществляли командующий союзными экспедиционными сухопутными войсками (командующий группой армий) и командующие армиями. Особенностью начальной армейской операции было то, что она включала этап захвата плацдарма совместно с силами флота, являвшийся одновременно и сухопутной частью (этапом) совместной десантной операции. Вторым этапом армейской операции было развитие наступления в глубину территории противника. Обычно каждая армия действовала на отдельном операционном направлении и поддерживалась своими национальными соединениями и объединениями флота.

Взаимодействие с флотом на первом этапе армейской операции осуществлялось в соответствии с планом высадки десанта и захвата плацдарма. На втором этапе, при развитии наступления в глубину, оно обычно организовывалось командующим союзными ВМС с учетом складывающейся обстановки и заявок армий. Это затрудняло использование мощных военно-морских сил союзников для содействия сухопутным войскам в решении главных задач операции. В рассматриваемых операциях взаимодействие сухопутных войск с флотом в ходе наступления на суше организовывалось лишь эпизодически, как правило, при резком ухудшении обстановки. Обычно оно выражалось лишь в артиллерийской поддержке высаженных войск и иногда - в высадке десантов в ходе продвижения частей вдоль побережья. Командующий экспедиционными ВМС адмирал Кэннингхэм доносил Черчиллю после Сицилийской операции: «...не использовались те возможности, которыми располагала 8-я армия для проведения морских десантных операций. Мы располагали достаточным количеством десантно-высадочных и транспортных средств. Возможно, были какие-то основания отказываться от использования бесценных преимуществ, обеспечиваемых гибкостью маневра сил флота. Однако в будущем надо учесть, что может быть достигнут огромный выигрыш во времени и затрачиваемых усилиях путем нанесения ударов во фланг и тыл противника, пусть даже небольшими силами» К Это было характерно и для Южно-Итальянской операции.