Некоторые буржуазные историки пытаются показать эту неудачу союзников как некое благо, которое якобы позволило впоследствии разгромить в Тунисе крупную группировку противника2. Между тем это «благо» затянуло борьбу в Северной Африке на полгода, потребовало немалых усилий союзников, проведения ими до весны 1943 г. специальной, ранее не предусматривавшейся Тунисской операции.

Продолжая придерживаться «периферийной стратегии», союзники в 1943 г. решили высадиться в Италии.

План новой наступательной кампании был утвержден конференцией глав правительств США и Англии в январе 1943 г. в Касабланке (конференция «Симбол»). Американцы согласились с предложением Черчилля о высадке в Сицилию, рассматривавшейся как первый этап кампании. Вместе с тем они отказались от дальнейших операций в Восточном Средиземноморье, Греции и на Балканах и продолжали изучать план «ограниченной операции» во Франции в целях создания там в августе - сентябре 1943 г. плацдарма для последующего развития широкого наступления в  1944 г.

Фактически это был отказ от открытия второго фронта в 1943 г.

Союзники старались представить операцию по овладению Сицилией («Хаски») как необходимый шаг в обеспечении коммуникаций на Средиземном море для подготовки высадки во Франции.

Черчилль после конференции в Касабланке от имени союзников сообщил И. В. Сталину: «Мы также энергично ведем приготовления, до пределов наших ресурсов, к операции форсирования Канала в августе... Если операция будет отложена вследствие погоды или по другим причинам, то она будет подготовлена с участием более крупных сил на сентябрь» 1. На самом же деле английский премьер-министр продолжал проводить в жизнь свою идею «нанесения удара в мягкое подбрюшье держав «оси»... в самое кратчайшее время».