Слабой стороной организации оперативного взаимодействия была невысокая эффективность способов прикрытия районов высадки и морских коммуникаций на Средиземном море от ударов подводных лодок и авиации противника. Кроме того, высадка тактических десантов в районе Бунда и Бон оказалась недостаточно согласованной с действиями авиации и наступлением сухопутных войск из Алжира.

Англо-американское командование стремилось, чтобы взаимодействие способствовало достижению оперативной и стратегической внезапности. Система мер маскировки оказалась довольно эффективной, позволившей скрытно провести подготовку и развертывание десантных сил. Немецкий морской штаб, оценивая обстановку на 4 ноября 1943 г., отмечал, что «сравнительно небольшое число высадочных средств и наличие в Гибралтаре только двух пассажирских судов не могли служить указанием на возможность немедленной десантной операции в районе Средиземного моря или на северо-западном берегу Африки».

Развертывание сил осуществлялось строго по плану, что обеспечило одновременность высадки во всех районах. Слабое сопротивление французских вооруженных сил и их быстрая капитуляция позволили в целом согласованно осуществить захват основных городов во Французском Марокко и Алжире, находившихся за пределами радиуса действий немецкой авиации.

Однако на втором этапе операции, в борьбе за Тунис, взаимодействие сил организовать не удалось. Наступление 8-й армии с востока не было поддержано продвижением высаженных войск из Алжира. Авиация и флот не смогли оказать эффективной поддержки наступающим частям, встретившим активное сопротивление немецких войск.