Нанесение мощного стратегического удара достигалось в первую очередь своевременным и скрытным стратегическим и оперативным развертыванием сил, приведением ударных группировок флота и авиации в полную боевую готовность к установленным срокам. Подготовка внезапного наступления на юге маскировалась поддержанием угрозы нападения на СССР, наступательными действиями в Китае, продолжением оккупации Индокитая, дипломатическими переговорами с США, проведением учений, маневров и распространением слухов о возможном вступлении японских войск в нейтральный Таиланд.

Англо-американские руководители лелеяли надежду, что Япония нападет на СССР и это военное столкновение с ней их стран. В конце сентября тайная служба США доносила: «Япония немедленно атакует и оккупирует Сибирь... она готовится к проведению этой операции» Американское руководство в конце октября - начале ноября, располагая возможностью расшифровывать японский дипломатический код, уже имело убедительные данные о подготовке Японией агрессии на юге. Однако конкретными сведениями о замыслах противника оно пока не располагало. Хотя японцы и провели штабные учения генеральных штабов армий и флота, на которых проигрывались первые операции, однако они сумели сохранить в секретности общий план войны.

До начала ноября 1941 г. к оперативным документам японских вооруженных сил был допущен узкий круг лиц. Лишь с назначением 6 ноября главнокомандующего Южной группой армий (им стал генерал Тэраути) началось планирование операций в действующих армиях. Главнокомандующий Объединенным флотом поставил перед командованием соединений задачи по подготовке сил к операциям 5 ноября 2.