Общее соотношение сил на Тихом океане к тому времени было примерно равным. Япония уступала своим противникам по численности сухопутных войск, привлекавшихся к ведению операций на юге (союзники имели 370 тыс., японские войска насчитывали 220-230 тыс. человек), однако ее армия была лучше подготовлена и вооружена, имела боевой опыт. У противников было примерное равенство в крупных артиллерийских кораблях и подводных лодках. По авианосцам же японский флот более чем в 3 раза превосходил союзников (10 против 3). Японские вооруженные силы располагали преимуществом также в армейской и базовой авиации (свыше 1700 самолетов против 1300), и особенно в авианосной (575 против 220) .

Японское командование, планируя агрессию, большие надежды возлагало на внезапность нападения, а также на эффективность стратегического взаимодействия армии и флота в масштабе кампании. Согласованные удары авиации, флота и сухопутных войск должны были способствовать изоляции и быстрому разгрому группировок противника, разбросанных на больших пространствах, и захвату в короткие сроки обширных территорий. Для Японии было важно лишить противников возможности объединить свои усилия и развернуть длительную борьбу за удержание районов с источниками нефти.

Главная роль отводилась сухопутной стратегической группировке - Южной группе армий (25, 14, 15, 16-я армии, 3-е и 5-е авиационные соединения). Для обеспечения успеха наступления этих армий организовывалось стратегическое взаимодействие с ними основных сил Объединенного флота. Войска группировки представляли собой первый стратегический эшелон для действий на юге. Часть войск, находившихся в Китае и метрополии, составляли стратегический резерв, который в случае использования тоже должен был действовать совместно с флотом.