В последующие годы (1919, 1923 и 1936 гг.) «программа национальной обороны империи» корректировалась с учетом международной обстановки. Особое место в ней отводилось поенным действиям против Советского Союза .

Составной частью этой программы стала разработка основ совместного боевого использования сухопутных войск и военно-морского флота, что выражало официальную военную доктрину Японии. Ежегодно командования видов вооруженных сил составляли оперативные планы, в которых конкретизировались мероприятия, предусматривавшиеся программой, а также общие положения по использованию войск и сил флота.

В 30-е годы окончательно определились планы японских правящих кругов по захвату обширных территорий в Азии и па Тихом океане с ориентацией на союз с Германией и Италией в новой мировой войне. В 1936 г. правительство утвердило агрессивную программу государства, предусматривавшую внедрение в Восточную Азию и экспансию в районе Южных морей 2. В этот те период сложились и взгляды японского командования на характер войны и применение современных вооруженных сил, причем теория совместных действий армии и флота являлась важной составной частью всей военной доктрины страны. На формирование этих взглядов немалое влияние оказали военные теории западных стран, в первую очередь фашистских - Германии и Италии. Своеобразным «восточным» вариантом гитлеровской теории тотальной войны явилась, в частности, реакционная теория японского милитаризма «кодо сорёкусэп» («всеобщая война согласно императорскому пути»).

Для осуществления захватов в Китае, Юго-Восточной Азии и ведения войны против Советского Союза создавалась сильная, технически оснащенная армия. Наиболее боеспособные сухопутные войска сосредоточивались у границ СССР. При этом авангардная роль отводилась Квантунской армии. Задача флота заключалась в поддержку наступления сухопутных войск. Для подавления противодействия морских сил противника и обеспечения перевозок были созданы специальные оперативные флоты: 5-й (для действий против СССР) и экспедиционный в Китае.