Взгляды японского командования на  осуществление совместных операций в предстоявшей войне

Подготовку к захвату обширных территорий Юго-Восточной Азии и советского Дальнего Востока Япония развернула задолго до начала второй мировой войны. В соответствии с известным «меморандумам Танака», в котором была определена цель создания «зоны процветания Великой Восточной Азии», она в 1931 г. захватила Маньчжурию, а в 1937 г. развернула против Китая широкие агрессивные действия. Затем японцы предприняли ряд провокаций против Советского Союза и Монгольской Народной Республики, которые закончились провалом. Получив решительный отпор на границах СССР и МНР, японское руководство стало выжидать удобный момент для продолжения агрессии. Оно считало, что в условиях борьбы между ведущими государствами мира легче будет реализовать свои далеко идущие планы, и активно готовилось в выгодный момент вступить в мировую схватку.

В осуществлении своих агрессивных планов японская военщина большое значение придавала совместным действиям армии и флота.

Особенностью японского милитаризма было фактическое равенство в военной системе государства этих видов вооруженных сил. Оно сложилось исторически, еще в годы незавершенной буржуазной революции 1867-1868 гг., когда власть в стране разделили между собой политические группировки - бывшие самурайские кланы (княжества) Тёсю и Сацума . Каждый из них, располагая большими средствами из государственного бюджета, имел тесные связи с определенными группами торгово-промышленной и ростовщической буржуазии. Клан Тёсю традиционно контролировал армию и имел постоянные связи с концерном Мицуи, а также с банкирским домом Ясуда. Командные высоты во флоте держали в своих руках выходцы из клана Сацума, опиравшиеся на концерны Мицубиси и Сумитомо. По мере роста ассигнований на военное производство связи военного командования с монополиями («дзайбацу») расширялись и укреплялись, образуя милитаристскую верхушку государственной власти. Таким образом, самостоятельность видов вооруженных сил обусловливалась интересами определенных групп монополий, которые определяли военную политику государства.