Немецкому командованию не удалось обеспечить прикрытие своего надводного флота, привлеченного почти в полном составе к высадке десанта. Поначалу эта задача возлагалась на развернутые в Норвежском море подводные лодки. Но их здесь было мало. А главное - неэффективным оказалось их торпедное оружие. Неконтактные взрыватели в условиях Норвежского моря не срабатывали. Поэтому немецкое командование возвратило подводные лодки в Атлантику для действий на морских сообщениях Англии. После этого главную роль в борьбе на море в ходе операции приняла на себя авиация.

Захват основных аэродромов, полная парализация действий норвежской авиации в самом начале вторжения позволили гитлеровцам быстро перебрасывать в Норвегию крупные силы авиации. Так, на аэродром Сула (Ставангер) в первый же день боевых действий прибыло 180 самолетов, в том числе ряд пикирующих бомбардировщиков, экипажи которых прошли специальное обучение действиям против сил флота.

Днем 9 апреля, когда главные силы британского флота появились у Бергена, немецкая авиация потопила эсминец и причинила повреждения линкору и двум тяжелым крейсерам. После этого английское командование решило использовать в южном районе Норвежского моря только подводные лодки и авиацию.

К вечеру того же дня 24 английских самолета предприняли попытку нанести удар по Бергену, но успеха не добились. Этот налет не насторожил гитлеровцев, что обошлось им дорого. Утром 10 апреля 15 английских пикирующих бомбардировщиков, поднявшихся с Оркнейских островов, потопили крейсер «Кенигсберг».

Но в последующие дни немецкая авиация прочно захватила господство в воздухе над Южной и Центральной Норвегией. Английское командование уже не решалось і использовать силы своего надводного флота в радиусе действий немецкой авиации, базировавшейся на норвежские аэродромы2. Лишь в районе Нарвика английские корабли под прикрытием авианосцев вели активные боевые действия.