Однако германскому командованию не удалось полностью сохранить в тайне свои планы. Разведывательные данные о готовившемся выходе в море крупных немецких кораблей начали поступать в английское адмиралтейство в конце марта, а 4 апреля из Копенгагена были получены сведения о намерении немцев захватить Норвегию. Через два дня стало известно, что в Балтийском море и Гельголандской бухте появилось большое количество немецких кораблей. Для наблюдения за ними были направлены самолеты-разведчики. апреля английская авиация обнаружила и атаковала несколько отрядов боевых кораблей противника, а 8 апреля десантники с немецкого транспорта «Рио-де-Жанейро», потопленного подводной лодкой, заявили норвежским морякам, что они направлялись в Берген «для защиты его от союзников».

Однако ни английское адмиралтейство, ни норвежское руководство не смогли правильно оценить обстановку и принять необходимые меры. Британское морское командование главное внимание уделяло проблеме перехвата германских линкоров при их выходе в Атлантику и не ожидало высадки немцев в Норвегии. Английский флот, развернутый в море, не сумел обнаружить и перехватить немецкие боевые корабли, следовавшие с передовыми отрядами десанта.

Важным моментом взаимодействия сил в операции должна была стать своевременная доставка войск и тяжелого вооружения на транспортах первого эшелона. Боевые корабли высаживали передовые отряды со стрелковым и легким артиллерийским оружием. Часть тяжелого вооружения и снаряжения была заблаговременно переброшена в норвежские порты на судах под видом грузовых перевозок. В последующем войска и вооружение доставлял туда транспортный флот, который после высадки десантов понес тяжелые потери. Это заметно сказалось на боевых возможностях высаженных войск.