Вице-адмирал Вегенер в книге «Морская стратегия мировой войны», изданной в 1929 г., подверг критическому анализу решения германского командования в минувшей войне и выдвинул положение о двух составных частях морской мощи: флоте и стратегических позициях (система базирования). Исходя из этого, он обосновывал необходимость ведения стратегического наступления на море с целью завоевания выгодных стратегических позиций, обеспечивающих владение морем. Такими позициями адмирал считал базы Норвегии, Дании, Северо-Западной Франции и «дверь в Атлантический океан» - Шетландские острова с Исландией. «Германский флот в Северном море, - писал Вегенер, - оказался всадником без коня. Его нужно было посадить в географическое седло; ездить верхом флот бы сумел»

Идеи Вегенера оказали существенное влияние на конкретные планы гитлеровской агрессии на Западе, и в первую очередь на решение о вторжении в Норвегию и Данию.

Несколько позже контр-адмирал Шпиндлер выдвинул теорию достижения победы в войне ударами подводных лодок по морским сообщениям Англии. Германии же, утверждал он, важно быть независимой от морских сообщений, для  чего ей следовало захватить необходимые территории на континенте.

В 1937 г. вице-адмирал Гроос опубликовал труд «Основы морской стратегии», в котором совместным операциям посвящена специальная глава.

В целом же в предвоенный период проблемы совместного использования армии и флота, их взаимодействия не получили должной разработки ни в теории, ни в практике подготовки вооруженных сил фашистской Германии. Главной задачей флота по-прежнему считалась самостоятельная борьба за господство на море, нарушение морских сообщений противника. Это отражалось и на характере строительства военно-морских сил. Оно осуществлялось с расчетом на действия сил флота, главным образом крупных надводных кораблей, а также подводных лодок, против морских перевозок Англии.