Создавая перед первой мировой войной крупный флот, германское руководство целиком восприняло английскую военно-морскую доктрину и теорию «владения морем». Однако, будучи континентальной державой, Германия стояла перед необходимостью иметь в первую очередь мощную армию. На протяжении почти всей войны действия флота и армии были слабо согласованы, что явилось одной из причин поражения германских вооруженных сил. Военное руководство страны не смогло подняться до единой стратегии армии и флота. Оно «не понимало также сущности морской войны и не видело тех путей, по которым следовало направить германский флот. Немцы не поняли моря. Даже сами моряки», - писал после войны немецкий военно-морской теоретик вице-адмирал Вегенер.

Обособление и определенный антагонизм видов вооруженных сил, еще более усилившиеся с бурным развитием авиации, наблюдались и в межвоенный период. Совместные действия армии и флота в плане оперативной и боевой подготовки почти не отрабатывались.

Военно-морская теоретическая мысль в Германии была сосредоточена на анализе опыта борьбы на море в годы первой мировой войны. Наиболее значительными теоретическими работами в этой области были труды Грооса, Вегенера, Шпиндлера. Так, в книге капитана 1 ранга Грооса «Учение о морской войне в свете опыта мировой войны», вышедшей в Германии в 1928 г., делается попытка создать свою теорию ведения морской войны. Однако основным содержанием действий флота автор, как и его предшественники, считал борьбу линейных сил за господство на море3.