Баллистическая межконтинентальная ракета. Специальным совместным постановлением ЦК КПСС и Правительства от 13 мая 1959 г. конструкторскому бюро «Южное» под руководством академика М. К. Янгеля поручалось задание по разработке ракеты. Ракета эта должна была быть межконтинентальной и работать на топливе, состоящем из высоко–кипящих компонентов. Большое количество конструкторских коллективов и коллективов специалистов было привлечено к работам по созданию ракеты. На начальном этапе разработки планировалось, что ракета будет стартовать исключительно с наземных пусковых установок. График работы был очень плотным и напряженным, сроки постоянно урезались, времени отводилось все меньше и меньше. Потому и в разработке этой ракеты большое значение имели материалы, наработанные в ходе конструирования ракет Р–12 и Р–14. Увы, первый испытательный пуск окончился взрывом ракеты. Причиной этому послужила команда от токораспределителя, выданная раньше положенного срока. Токораспределитель произвел запуск двигательной установки, расположенной на второй ступени ракеты. Это событие носит трагический характер, поскольку взрыв ракеты явился причиной гибели большого количества людей, присутствовавших в момент пуска ракеты на стартовой площадке. На полигоне Байконур трагически погиб ряд замечательных конструкторов, представители руководства различных министерств и председатель государственной комиссии главнокомандующий РВСН М. И. Неделин. Второй пуск ракеты производился 2 февраля 1961 г., но и его трудно назвать успешным, поскольку ракета внезапно стала стремиться вниз и наконец упала прямо на трассе полета. Причиной этому происшествию послужила потеря ракетой устойчивости. Но разработчики все же уверяли, что данная схема жизнеспособна и нуждается лишь в незначительной корректировке. График работы над ракетой вновь был напряженным, потребовались величайшие усилия. Поэтому проводимые летные испытания были пройдены весьма успешно. В ходе этих испытаний ракета стартовала с наземной пусковой площадки. И к концу 1961 г. ракеты Р–16 поступили на боевое дежурство. С мая 1960 г. активно происходили опытно–конструкторские испытания, в ходе которых особое внимание уделялось реализации пуска модифицированной и усовершенствованной ракеты модели Р–16У. Ракета стартовала не с наземной установки, а из шахтной пусковой установки. А 15 июля 1963 г. ракетный комплекс, в состав которого вошла и ракета Р–16У, был взят на вооружение РВСН. Баллистическая межконтинентальная ракета Р–16 представляла собой ракету, изготовленную по схеме «тандем». Ступени этой ракеты были последовательно разделены. Первая ступень включала в свой состав переходник, приборный отсек, баки для окислителя и горючего, хвостового отсека, оснащенного силовым кольцом. Переходник соединялся со второй ступенью при помощи 4 разрывных болтов. Топливные баки, входящие в состав этой ракеты, изготавливались несущей конструкции. Поскольку бесперебойная работа ЖРД очень важна для верной деятельности всей ракеты, абсолютно все баки снабжались наддувом, с целью обеспечения требуемого режима работы ЖРД. При этом бак горючего обходился встречным потоком воздуха во время полета, в то время как бак горючего нуждался в сжатом воздухе, хранимом в шаровых баллонах. Шаровые баллоны располагались в приборном отсеке. Двигательная установка включала в свой состав маршевый и рулевой двигатели. При этом два этих двигателя располагались на одной раме. Маршевый двигатель состоял из трех идентичных двухкамерных блоков, обладал тягой, в общей сложности достигавшей 227 т на земле. Рулевой двигатель складывался из 4 поворотных камер сгорания, был способен создавать тягу, достигавшую 27 т на земле. Топливо поступало и в маршевый, и в рулевой двигатель по турбонасосной системе, причем турбины получали энергию от продуктов сгорания основного топлива. Основной функцией второй ступени ракеты являлся разгон ракеты до необходимой скорости, которая определялась в зависимости от дальности полета. Конструкция второй ступени обладала большим сходством с конструкцией первой ступени, но имела меньшую длину и диаметр. Такое сходство двух ступеней способствовало снижению стоимости производства ракет. Только вот маршевый двигатель второй ступени состоял лишь из одного блока, который обеспечивал развитие тяги в пустоте, достигавшей 90 т. Рулевой двигатель второй ступени был, в принципе, идентичен таковому первой ступени, но все же различия. Рулевой двигатель второй ступени был меньшего размера, потому и способен был к развитию тяги, составлявшей всего 5 т. Автономная инерциальная система управления, входящая в состав Р–16, защищалась и предохранялась при помощи некоторых компонентов. В ее состав входили автоматы угловой стабилизации, стабилизации центра масс, система одновременного опорожнения баков, система регулировки кажущейся скорости, автомат, управляющий дальностью. Также в устройстве этой ракеты впервые применена гиростабилизированная платформа на шарикоподшипниковом подвесе. Включенная в состав советской межконтинентальной баллистической ракеты платформа исполняла функции чувствительного элемента системы управления. Размещались приборы системы управления на ступенях ракеты. Максимальное отклонение ракеты от назначенной траектории при стрельбе на дальность 12000 км достигало 2700 м. Во время предстартовой подготовки ракету устанавливали на пусковое устройство. Это производилось с целью вместить плоскость стабилизации в плоскость стрельбы. Далее появилась модифицированная модель Р–16У. Ее конструкцию можно назвать полностью идентичной конструкции Р–16. Но разница их была в том, что Р–16У предназначена для запуска из шахтной пусковой установки. В связи с этим требовались некоторые изменения в устройстве ракеты, а точнее в автоматике работы двигательной установки, расположенной на первой ступени ракеты. Также на корпусе ракеты были дополнительно установлены площадки для размещения бугелей. Бугели использовались с целью фиксации положения ракеты в направляющих шахтной пусковой установки. Также устройство модифицированной ракеты предусматривало наддув азотом и бака окислителя, и бака горючего. Межконтинентальная баллистическая ракета Р–16 включала в свой состав и отделяемую моноблочную головную часть. Головная часть, использованная при конструировании Р–16, представлялась двумя разновидностями, единственным различием которых являлась величина мощности термоядерного заряда. У первого типа головной части мощность термоядерного заряда составляла 3 Мт, тогда как мощность заряда второго типа – 6 Мт. Головная часть изготавливалась в форме конуса, но вершина ее была полусферической. Головная часть соединялась с корпусом второй ступени благодаря трем разрывным болтам. В момент срабатывания пороховых ракетных двигателей производилось отде– ление головной части, этот процесс осуществлялся за счет энергии торможения второй ступени. Мощность головной части играла немаловажную роль на протяжении всего полета, ведь от ее величины зависела и дальность полета. Такие выводы были сделаны по результатам испытаний, откуда ясно видно, что в зависимости от мощности возникают колебания дальности полета 11000–13000 км. Р–16 является стартовым устройством для разработки группы межконтинентальных ракет. Наземный пусковой комплекс состоял из общего командного пункта, хранилища ракетного топлива, боевой позиции, включавшей в себя два пусковых устройства. Сначала ракету располагали на пусковом столе, а уже после происходил запуск. Но непосредственно перед запуском ракеты ее нужно было заправить, баки необходимо было наполнить как составляющими ракетного топлива, так и сжатыми газами. Затем осуществлялись необходимые действия по прицеливанию. Проведение этих операций требовало большого количества времени. Чтобы как–то ускорить этот процесс, конструкторы внедрили четыре степени технической готовности. Каждая из этих степеней соответствовала определенному моменту времени до старта. Время теперь было ограничено, а продолжительность каждой проделанной операции рассчитывалась с точностью до секунды. Но, даже находясь в высшей степени готовности, Р–16 способна была взлететь лишь спустя 30 минут. Р–16 пользовалась гораздо меньшей популярностью, вероятно, потому, что на строительство шахтных пусковых установок затрачивалось порой слишком много времени, что особенно бросалось в глаза при сравнении с продолжительностью строительства наземных пусковых установок. Ракете Р–16 свойственно было, как, впрочем, и другим ракетам первого класса, непродолжительное время пребывания в заправленном состоянии. Чтобы сохранить эти ракеты в состоянии полной боевой готовности, требовались укрытия или же шахты. После периода хранения в подобных условиях позже, при подготовке ракет к непосредственному запуску, было необходимо затратить чрезвычайно много времени на предстартовую подготовку ракеты. Ракета была достаточно уязвимой, обладала пониженной живучестью. Эти недостатки сильно влияли на события, происходящие в то время, ведь с подобным устройством ракет и такими условиями эксплуатации возможность ответного удара в случае возникшей опасности полностью отпадала. А к 1964 г. баллистическая межконтинентальная ракета Р–16 уже считалась морально и технически устаревшей.