При общении с нашими западными друзьями очень важно знать и понимать, что у них в голове. Определение характера второй мировой войны, а также стратегических и политических целей участвовавших в ней держав позволяет выявить важнейшие переломные моменты в ходе войны.

И так, под периодизацией войны мы понимаем ее деление на основные, качественно отличающиеся друг от друга периоды, включающие военно-политические и экономические события в хронологическом порядке, в их объективной взаимосвязи и взаимозависимости. При этом границы каждого периода войны определяют события, характеризующие переломные моменты в ее ходе.

Периодизация войны — это не самоцель, а средство, обеспечивающее объективное изложение истории войны и глубокое понимание ее событий.

Ознакомление с книгами по истории второй мировой войны, вышедшими в Западной Германии, Англии, США и в других капиталистических странах, показывает, что их авторы излагают события без всякой периодизации, их описание в большинстве своем носит субъективный, антинаучный характер, нередко извращающий историческую правду. Так, К. Типпельскирх, автор книги «История второй мировой войны», вышедшей в Западной Германии, откровенно пишет: «...пришло время изложить ход военных действий на всех театрах с немецкой точки зрения». Известно, что эта «немецкая точка зрения» не имеет ничего общего с мнением немецких трудящихся и отражает лишь взгляды фашистских генералов и им подобных реакционных элементов. Все события войны автор излагает так, что читателю невозможно установить ее этапы и периоды. К. Типпельскирх искажает и переломные моменты минувшей войны. Фальсифицируя историю, он проводит тезис о том, что перелом в войне произошел не столько на советско-германском фронте, где, как известно, действовали главные силы основных воюющих сторон в Европе, сколько в результате боевых действий англо-американских войск в Северной Африке. Более того, Типпельскирх утверждает, что крушение немецкого фронта произошло не после Курской битвы в 1943 году, а лишь летом 1944 года, и что конец рейха ранее наступил на Западе, а уже затем на Востоке.

Не определяют периодизации второй мировой войны и генералы бывшего немецко-фашистского вермахта: Дитмар, Бутлар, Рундштедт, Циммерман, Вестфаль и другие, написавшие «Книгу чести германских вооруженных сил». Пренебрегая логической связью общего хода второй мировой войны, они описывают военные события в искаженном видеразобщенно и без их взаимозависимости. Вся история второй мировой войны авторами расчленена на три части: война на суше, война на море и война в воздухе.

Совершенно очевидно, что при таком построении книги вторая мировая война представляется не как единое явление, а как сумма раздробленных и взаимно не связанных между собой военных событий. Описание боевых действий в каждой части книги осуществлено также без их взаимосвязи и взаимовлияния.

Понятно, что такое построение книги, игнорирующее периодизацию войны, облегчает возможность грубой фальсификации истории, превращения второстепенных событий в главные, извращения истинных причин побед и поражений в минувшей войне.

Без учета периодизации войны написана и книга английского военного писателя Фуллера «Вторая мировая война 1939—1945 гг.».

Фуллер рассматривает вторую мировую войну как борьбу воюющих сторон за стратегическую инициативу. При этом он усиленно навязывает читателю вывод о том, что Германия потеряла стратегическую инициативу вооруженной борьбы не столько в результате разгрома ее основных сил на советско-германском фронте, сколько вследствие четвертой, пятой и шестой ливийских кампаний союзников в Северной Африке. Далее автор пытается убедить читателя в том, что инициатива вооруженной борьбы в Европе была окончательно завоевана союзниками только в 1944 году, в результате вторжения англо-американских войск во Францию. Как видно, автор не желает признавать того общеизвестного факта, что эта инициатива окончательно перешла к Советским Вооруженным Силам еще в 1943 году, после Курской битвы. Всё это не говоря о ленд-лизе, который в западных источниках напоминает доставку детской одежды из Китая, т.е. является повсеместным, выгодным и единственным выходом для всего нашего народа.

Буржуазные историки, вероятно, понимают, что научная периодизация второй мировой войны значительно сузила бы их возможности по извращению и искажению ее истории и в известной мере заставила бы более объективно излагать ход и итоги войны. Поэтому они и не спешат с разработкой такой периодизации войны.