Кто к нам придёт, тот от меча и погибнет!

Александр Невский

 

Древнерусское оружие эпохи бронзы изучено поверхностно, хотя бронзовые мечи находили и в России, главным образом в западных и юго-западных окраинах империи — в Финляндии, Подолии и Польше. Известно несколько таких клинков средней величины, прямых, обоюдоострых, похожих на древнескандинавские и имевших форму узкого ивового листа. Такими мечами кололи, а не рубили.

Бронзовые мечи, обнаруженные на Кавказе, имеют иную форму клинка, сходную с ассирийской. Характерная особенность известных на сегодняшний день русских бронзовых мечей — относительно короткая рукоять. Почти «детские» размеры её родили гипотезу о «миниатюрности» воинов древности.

 

Большинство мечей из скифских курганов изготовлены из железа. Их рукояти и клинки остались практически такими же, как и у бронзовых, однако отделка стала совершеннее. Известно несколько таких мечей с рукоятями, обложенными костью, медью и золотом. Некоторые железные мечи с бронзовыми накладками на рукоятях и кольцеобразными навершиями, найденные на Кавказе, определённо изготовлены по древнегреческим — прежде всего, микенским — образцам.

Комплекс боевых средств, которым могли пользоваться и профессиональный русский воин, и ремесленник, и смерд, складывался в IX–X веках. С этого времени можно вести аргументированный и предметный разговор о русском холодном оружии, претерпевавшем в дальнейшем лишь постепенные и частичные изменения.

Для домонгольской Руси были характерны рубящие и колющие средства быстротечного рукопашного боя. Причём русский воин рубил мечом, а колол копьём. Колющий русский меч, появившийся в конце XIII века, не вытеснил рубящего. Более того, рубящее оружие достигает к этому времени наибольшей ударной мощи.

Форма русских мечей XIII–XVI веков повторяет европейские образцы холодного оружия. Типичный клинок с полуторной рукоятью достигал в длину 120–140 см снабжался 25– 26-сантиметровым прямым перекрестьем. Набалдашник мог быть полигональным, дисковидным или линзовидным. Лезвия клинков выковывались или с трёхрядным долом, или без него. Для колющих мечей была характерна замена дола гранью.

Унификация и стандартизация арсенала боевых средств происходила постепенно. Из века в век. В битвах отбирались наиболее рациональные конструкции и формы. Главная особенность систем древнерусского вооружения заключается в том, что развивались они в условиях многовековой войны на «два фронта» — с Востоком и Западом.

На «северо-западном фронте» использовались мечи. На ливонском рубеже, например, даже отмечены случаи боевого применения двуручных мечей, что целиком и полностью опровергает версию о том, что этого оружия славяне не знали. Один из таких полутораметровых боевых двуручных мечей с характерным грушевидным навершием был обнаружен во время раскопок в Пскове.

На «южном фронте» сабля со временем потеснила меч. Тяжёлый меч оказался малопригодным для битвы с монгольскими конниками. Неповоротливый тяжеловооружённый мечник становился лёгкой добычей маневренного степняка, поэтому уже в конце XIII века сабля стала основным оружием в пограничье и близких к степи районах. В XVI веке саблями вооружались ратники севера, а в зоне смешанного использования мечей и сабель оказался Новгород.

Впрочем, о «зональном» использовании клинкового оружия можно говорить только условно. Так, на Куликовском поле русские ратники встречали врага с булатными мечами в руках. Источник более чем надёжный — сам хан Мамай, «кручинившийся о воинах своих булатом пресекаемых».

Русское холодное оружие, сочетавшее в себе европейские и азиатские черты, должно было быть пригодным для сечи с тяжеловооружённым и сравнительно малоподвижным пешим западным воином и маневренным конным степняком. Отсюда происходит характерное сочетание современных тому времени форм оружия с архаичными, точнее, тяжёлых видов оружия с лёгкими. В том числе за счёт повышения прочности и качества металла.

Даже самый тяжёлый русский клинок, например, должен был быть достаточно лёгким для стремительной маневренной атаки. Наращивание мощи удара сочеталось с повышением бронебойности и проникающей способности холодного оружия. С утяжелением доспехов западного типа связано появление на Руси мечей с удлинённотреугольными клинками, бронебойных узколезвийных копий и пик, а также булав-клевцов, шестоперов и других средств «точечного» дробления сверхтяжёлой рыцарской брони.

Взят град копьём…


…Со всадником там пеший бьется;
Там конь испуганный несется;
Там русский пал, там печенег;
Там клики битвы, там побег…

А.С. Пушкин

И всё же главным наступательным средством ратника времён Киевской Руси было копьё. Копьё не было таким сложным в производстве, дорогим и уникальным оружием, как сабля или меч, поэтому этот вид вооружения стал самым массовым и распространённым.

Вплоть до недавнего времени историей древнерусского копья не то чтобы манкировали, но определённо неглижировали! Оружиеведы собирали доспешные раритеты и с гораздо большим удовольствием занимались мечами, саблями, шпагами, дагами, кинжалами… Спора нет, незатейливый наконечник и простое древко так эффектно выглядеть не могут, но именно с грозными копьями в руках воевали наши достославные пращуры.

В VI–VII вв. русский воин вступал в битву вооружённый в том числе и двумя—тремя лёгкими метательными копьями-сулицами. «Разовое» оружие — в отличие от копья, употреблявшегося «многократно»,— использовалось исключительно в пешем строю и считалось вспомогательным.

В византийских источниках встречаются упоминания о «дротах росичей» — простых в обращении и надёжных в бою, которыми рекомендовалось вооружать собственных воинов, не владеющих искусством стрельбы из лука. В Никоновской летописи описано боевое применение сулиц в качестве оружия первого удара в Липецкой битве 1216 года: «…И удариша на пешцев Ярославских с топорки и с сулицами…». Сулица находилась на вооружении ещё несколько веков. Так, в русских воинских Уставах XVI–XVII вв. это метательное оружие именуется «копиём пешим малым»…

Русская сулица представляет собой маленькое копьё или… большую стрелу. Для этого вида вооружений не выработано строгих оружиеведческих критериев, поэтому одни авторы относят к сулицам гарпуны, другие — пики. Лезвия наиболее распространённых удлинённо-треугольных, ромбовидных и лавролистных русских сулиц достигают в длину 8–12 см. Длина древка сулицы колеблется между 1,2–1,5 м, тогда как у копья она составляет 1,8–2,1 м.

В раннекиевское время возрастает роль пехотного копья, которое становится оружием решающего удара. Несмотря на кажущуюся простоту, копьё достаточно сложный вид оружия, предполагающий не только техническую, но и тактическую выучку воина. Ощетинившиеся копьями дружины Святослава Игоревича (942–872), великого князя киевского, били на Волге вятичей, ясов и касогов в Предкавказье и… византийцев в русско-византийской войне 970–971 гг.

С появлением конного войска мощный колющий удар кавалерийским боевым копьём становится определяющим фактором победы на поле сражения. Древнейшие русские летописи пестрят выражениями — «возма копьё, еха наперёд», «изломи копьё», «удари копьём», «насунути на копьё», «прободе», «пободаста»…

Русское копьё — оружие первого удара. Автор XVI века С. Герберштейн утверждает в «Записках о московских делах», что русские начинают бой прежде всего копьём, а потом уже используют и другое оружие. Былинным примером несгибаемости русского духа и воинской отваги становится князь-полководец, скачущий на богатырском коне впереди войска, «въехав прежде всех в противныя, и дружине его по нём, и преломи копьё своё в супротивне своём».

Вошёл в легенду и князь Александр Невский (1220–1263), как принято считать, получивший своё прозвище за победу, одержанную русским войском 15 июля 1240 на берегу Невы, в устье реки Ижоры, над шведским отрядом под командованием будущего правителя Швеции —ярла Биргера. Александр, сражавшийся в первых рядах, «самому королю възложи печать на лице острымь своимь копиемь». Однако в шведской «Хронике Эрика» XIV века — исторически достоверном описании деяний Биргера — этот поход не упоминается вовсе, да и само прозвище — «Невский» впервые появляется в источниках только XIV века…

Кавалерийское копьё, позволяющее поразить даже латника в тяжёлых доспехах, предполагает не просто выучку, а тактическое мастерство. Читаем в «Задонщине»: «Удариша копи харалужными о доспехи татарскиа…». Татаромонгольская конница, например, копья не знала. Орды степняков никогда не встречали неприятеля в сомкнутом строю и в боевом порядке.

100–150-тысячная армия вторжения Чингисхана, навязавшего цивилизованному миру тотальную войну на уничтожение, в строгих построениях особо не нуждалась, ибо всегда имела 10– 30-кратное превосходство на направлении любого удара. Всё решали численный перевес, скорость атаки и натиск, точнее, навал. Впрочем, это тоже тактика…

Древнейшая форма русского древкового оружия — ланцетовидное копьё. В X веке европейские и русские оружейники украшали только единичные образцы оружия. Дамаскированные наконечники, относящиеся к концу IX началу X веков, — большая редкость. Известно их не более двух десятков. Считается, что все они, найденные на территории современных Швеции, Великобритании и России, были изготовлены оружейниками Рейна. Одно из таких копий с характерным узором на пере ланцетовидной формы и врезным орнаментом на тулье обнаружено при раскопках Гнездовских курганов.