Все стрелковое оружие, предназначенное для ведения боя. Такое оружие делается со стволом, имеющим нарезку.

Еще в далеком прошлом человек заметил, что вращательное движение стрелы, пущенной в цель, заметно повышает ее дальность полета и меткость стрельбы. Достигалось это за счет оперения стрелы. Детали его закреплялись на стреле под определенным углом. Во время полета встречный воздух ударял в оперение и придавал стреле вращательное движение вокруг своей оси.

Когда появилось огнестрельное оружие, этот принцип был использован в нем для повышения баллистических качеств. Определенных пуль не делали. Но для придания им вращательного движения в стволах нарезали винтовые дорожки. Пуля двигалась по таким нарезам и начинала поворачиваться, а вылетев из ствола, вращалась до попадания в цель, очень устойчиво держась на траектории полета. Изобретение винтовой нарезки связывают с именами немецких оружейников А. Коттера и В. Даннера, производивших свое оружие в начале и середине XVI в.

Ружья с винтовыми вырезами получили на Западе название «штуцер» и «карабин».

С изобретением винтовых нарезов кучность боя и дальнобойность ружей значительно увеличилась. Сила и меткость боя были достаточно хороши до 600 шагов. Скорострельность же была незначительная: даже хорошо обученные стрелки не успевали производить больше одного выстрела в минуту, тогда как из гладкого ружья ловкие стрелки делали 5 и даже 6 выстрелов в минуту. Винтовки получили применение как для охотничьих, так и для военных целей.

О распространении винтовок в войсках говорят следующие факты.

В 1625 г. винтовки имелись на частичном вооружении в Польше, а в 1645 г. введены в небольшом количестве в Баварии.

В Бранденбурге винтовками были вооружены в 1676 г. лишь некоторые отборные стрелки. В 1679 г. во французской кавалерии были введены винтовки по две на 100 человек.

Во второй половине XVII в. подобными винтовками были вооружены отборные солдаты в Швейцарии, Швеции и Франции. К концу XVII в. отборная часть французской кавалерии была вооружена нарезными ружьями. Впоследствии подобными ружьями (штуцерами) были вооружены все унтерофицеры пехоты в Пруссии и в Швеции с 1700 г., во Франции – с 1793 г.

Нарезные ружья в большом количестве ввел в своих войсках Фридрих II Прусский во время Семилетней войны (1756–1763). В английских войсках нарезные ружья появились во второй половине XVIII в.

Несмотря на баллистические преимущества нарезных ружей, большинство пехоты во всех странах было вооружено гладким ружьем, потому что нарезные ружья того времени не допускали такого быстрого заряжания как гладкие, а стоили значительно дороже и требовали более тщательного ухода за собой. При заряжании пуля нарезного ружья заворачивалась в «пластырь» (кусок просаленной прочной тряпки или тонкой кожи) и вгонялась в ствол ударами деревянной колотушки, после чего пуля вбивалась к заряду шомполом. Для удобства заряжания нарезные ружья имели укороченный ствол, что делало оружие менее досягающим в штыковом бою, приходилось удлинять и утяжелять штык.

Первоначально оружейники делали нарезы полукруглой формы, очень мелкие и многочисленные: по 16, 32 и более нарезов в стволе 17–мм калибра. В длинном стволе (около 80 см и более) нарезы имели лишь полуоборот и даже меньше. В 1604 г. Балтазар Дрехслер выпустил винтовки с глубокой остроугольной «звездочной» нарезкой. С 1611 г. подобные нарезы стал делать и Коттер. В 1666 г. один из немецких оружейников выпустил винтовку тоже со звездочными нарезами, но наименьшего для того времени калибра: 7–8 мм. Замок был колесцовый с наружным механизмом. Винтовка отличалась красивой дорогой отделкой и незначительным весом, называлась «чинка». Такие винтовки изготовлялись прибалтийскими оружейниками, особенно из Курляндии.

В 1651 г. оружейник Л. Коминаццо в Италии делал винтовки с 5 нарезами; Цольнер в Зальцбурге в 1677 г. начал делать винтовки с большим числом нарезов, но разной глубины последовательно, один – глубокий, другой – очень мелкий. Предполагалось, что такие нарезы улучшат кучность боя винтовки. С 1597 г. изготавливались винтовки со шнеллером для спуска и с диоптрическим (сквозным) прицелом.

В России ружья с винтовыми нарезами назывались «винтовыми пищалями». Наши мастера не отставали от западноевропейских. В самом начале XVII в. мастера работали в Москве и Соловецком монастыре.

До XVIII в. нарезное оружие для военных целей не производили. Оно выпускалось для охоты и имело различные калибры, размеры, отделку и число нарезов в стволе. До наших дней дошли немногие отечественные образцы. Среди них «винтовальная пищаль» с кремневым замком, сработанная московским оружейником Т. Вяткиным для царя Алексея Михайловича, охотничьи винтовки XVII в., хранящиеся в коллекциях Эрмитажа и Оружейной палаты.

Нарезное оружие в русской армии появилось при Петре I. Тогда в войска начали поступать крупнокалиберные относительно короткие ружья с нарезкой в стволе – штуцера. Изготавливали их на Тульском оружейном заводе. Как свидетельствуют документы, производство этого оружия имело место уже в самом начале XVIII в. В 1720 г. было велено «изготавливать по 100 штуцеров ежегодно».

Об устройстве штуцера первой четверти XVIII в. дает представление образец, датируемый 1721 г. и хранящийся в Военно–историческом музее артиллерии, инженерных войск и войск связи в Петербурге. Он имел граненый ствол с восемью прямоугольными нарезами, березовую ложу с цевьем, доходящим до самого дульного среза. Для лучшего прицеливания спусковую скобу снабжали изгибом для упора руки, а прицельные приспособления, кроме мушки, имели еще и целик–щиток с прорезями. Калибр штуцера был 15,2 мм, длина 1114 мм, масса 3,94 кг.

Нарезное оружие обходилось дорого. Его изготовление при тогдашнем уровне техники было непростым делом. По этой причине производство штуцеров не являлось массовым. Сказывалась также слабая производственная база отечественных оружейных заводов. Выпуском штуцеров занимался один Тульский оружейный завод. Изготовление их в Сестрорецке обходилось казне дороже. Поэтому из соображений «экономии средств» царские чиновники военного ведомства заказывали это оружие в ограниченном количестве. В 1734–1778 гг. Тульский оружейный завод изготовил всего–навсего 415 штуцеров, а в 1786 г. в войсках состояло на вооружении немногим более 2500 нарезных ружей.

Винтовками и штуцерами прежде всего вооружали метких стрелков. Их готовили из егерей. Этот род войск родился в огне Семилетней войны 1756–1763 гг. При штурме крепости Кольберг в 1761 г. полководец П. А. Румянцев сформировал первый егерский батальон. Егеря поддерживали огнем кавалерию, совершали обходы противника, прикрывали фланги своих войск.

Нарезными ружьями–штуцерами, бившими на 800–1000 шагов (568–710 м), у егерей вооружались с 1777 г. унтер–офицеры, выполнявшие в подразделениях роль младших командиров. Для них до конца XVIII в. было создано и выпускалось два образца егерского штуцера 1778 и 1797 гг. Они имели калибр 16–16,5 мм и длину ствола 655–755 мм, массу до 4 кг. В начале ствола этого оружия выделывалось 8 нарезов. Штуцера снабжали штыками клинкового типа, которые перед рукопашным боем солдаты вынимали из ножен и примыкали к стволу.

По сравнению с гладкоствольными ружьями штуцера обладали лучшими баллистическими свойствами, но труднее и медленнее заряжались.

В XIX в. легкая пехота русской армии перевооружилась двумя новыми штуцерами. Все егерские полки получили штуцера образца 1805 г. С этим оружием егеря встретили нашествие Наполеона в 1812 г. Дальность стрельбы из этого оружия составляла 1000 шагов (710 м).

В 1827 г. был выпущен особый штуцер только для лейб–гвардии Финского стрелкового батальона. Он имел ствол с 24 нарезами. Однако прицельных приспособлений у него не было, что, конечно, затрудняло ведение меткого огня, особенно на большие дистанции.

Вооружение иностранной пехоты было подобно вооружению русской. Здесь также использовалось нарезное оружие примерно с аналогичными боевыми возможностями. Таким, к примеру, был французский 13,5–мм штуцер пехоты образца 1793 г. В его стволе имелось 7 винтовых нарезов. Максимальная дальность полета 17–граммовой пули равнялась 1500 шагам (1250 м). Действительная досягаемость выстрелов составляла 800–1000 шагов (568–710 м). Заряжание производилось с тугой загонкой пули. Для рукопашного боя имелся багинет – кинжал с длинным, до 600 мм, клинком, вставлявшийся рукояткой в дуло.

В русской армии, кроме штуцеров, в пехоте использовался еще один тип нарезного оружия – «винтовальные» унтер–офицерские ружья. Производство их было сосредоточено в Туле и Сестрорецке. Образец 1797 г. имел калибр 16 мм и длину ствола 947 мм. В каждом пехотном полку такие ружья получали 16 унтер–офицеров. Оружием остальных была алебарда. В 1805 г. последовал императорский указ о вооружении всех унтер–офицеров нарезным оружием. К имевшимся в полках 16 унтер–офицерским нарезным ружьям добавилось еще 32. В сентябре 1805 г. был утвержден новый образец, оказавшийся и последним в России. Унтер–офицерское «винтовальное» ружье образца 1805 г. фактически не отличалось от своего предшественника. Оно имело лишь несколько больший калибр (16,5 мм) и было длиннее. Служба в войсках у этого оружия оказалась короткой. Уже в 1809 г. унтер–офицерам пришлось с ним расстаться. Вместо дальнобойных нарезных ружей они, как и все солдаты линейной пехоты, получили гладкие.

Без огнестрельного оружия не могла обходиться и кавалерия – самый подвижный род войск. Оружейные мастера многих стран создавали и выпускали нарезное оружие для кавалерии точно так же, как и для пехоты. Но в его конструкцию были внесены некоторые изменения, обусловленные применением в конном строю. Габариты его стали гораздо меньше. Ведь управляться с длинным ружьем, находясь на скачущей лошади, крайне затруднительно.

Поэтому штуцера имели очень короткий ствол. Вследствие малых размеров кавалерийские штуцера весили совсем немного. Так, последний образец российского оружия этого типа XVIII в., введенный в 1797 г., имел массу всего 2,5 кг при стволе длиной 520 мм. В других странах нарезное оружие кавалериста было почти аналогично русскому. Таким, например, был французский Версальский кавалерийский штуцер образца 1793 г. Его масса составляла 2,5 кг, длина ствола – 407 мм, калибр – 13,5 мм. В отличие от русского оружия, он имел штык–багинет, при необходимости вставлявшейся рукояткой в дуло.

Наряду со штуцерами в последней четверти XVIII в. в русской кавалерии применялись нарезные, так называемые винтовальные карабины. Были разработаны и приняты на вооружение два образца кавалерийских «винтовальных» карабинов. Один из них (1775 г.) имел калибр 15,8 мм и массу 2,5 кг, другой (1797 г.) – соответственно 17,3 мм и 4,05 кг. В 1786 г. «винтовальные» карабины поступили на вооружение кирасирских, карабинерных и легкоконных полков. По конструкции они не отличались от гладкоствольных, но имели в стволе неглубокие спиральные нарезы. Эта нарезка увеличивала дальнобойность выстрела. Будучи не столь глубокой, как у штуцеров, она не делала процесс заряжания этого оружия очень длительным.

В середине XIX в. Англия и Франция, имевшие передовую промышленность, смогли поголовно вооружить своих солдат штуцерами с конической пулей, бившими втрое дальше русских гладкостволок. И, несмотря на героизм русских воинов, победили Россию в Крымской войне. Это заставило царское правительство начать массовое производство нарезных ружей, которые стали называться винтовками. Сначала они заряжались с дула, в 1867 г. была введена казнозарядная винтовка под бумажный патрон, а в 1869 г. – под металлический. В 1870 г. на вооружение приняли однозарядную винтовку бельгийца Бердана калибром 10,6 мм. Русские оружейники полностью переработали ее, так что за границей она называлась русской винтовкой. Она била на 1600 м и давала 8–9 выстр./мин.

А в 1891 г. русский офицер капитан Мосин создал пятизарядную винтовку калибром 3 линии – 7,62 мм. Била она почти на 2000 м, весила со штыком 4,5 кг, а боевая скорострельность была 10–12 выстр./мин. С трехлинейкой русские солдаты прошли Русско–японскую и Первую мировую войну. И хотя в 30–х гг. были созданы автоматическая винтовка Самонова и самозарядная винтовка Токарева, мосинская трехлинейка оказалась надежнее в бою.