Артиллерийское орудие с удлиненным стволом и конической каморой (зарядной камерой), принятое на вооружение Русской армии в конце 50-х гг. XVIII в., разновидность гаубицы. Предшественником «Единорогов» была, например, отлитая в 1577 г. мастером Андреем Чоховым пищаль Инрог, однако долгое время широкого распространения этот тип орудий не получал. Лишь к середине XVIII в., когда появилась острая необходимость, во-первых, в унификации артиллерийских систем, а во-вторых, в создании универсального орудия, обладающего баллистическими свойствами пушки (настильная стрельба) и гаубицы (стрельба по навесной траектории), военные конструкторы и инженеры вернулись к разработке новых вариантов длинноствольных гаубиц. В результате по инициативе генерала-фельдцейхмейстера графа П. И. Шувалова к 1757 г. русские ученые и артиллеристы М. Данилов, М. Рожнов, М. Мартынов и другие создали орудие, удовлетворявшее всем поставленным требованиям, – так называемую «секретную гаубицу», более известную впоследствии как единорог. Этот мифический зверь, символ силы и мощи, входил в фамильный герб покровителя этого оружия графа П. И. Шувалова; кроме того, на первых орудиях отливались изображения единорогов.

Единороги делались разных калибров. По штату 1763 г. полковая артиллерия была вооружена 3- и 8-фунтовыми единорогами, полевая – полупудовыми, пудовыми и 2-пудовыми единорогами, осадная – 1- и 2-пудовыми «секретными гаубицами». Единорогами» была вооружена горная и конная артиллерия. Особенность единорогов состояла в том, что они могли стрелять практически всеми видами артиллерийских боеприпасов той эпохи: гранатами, ядрами, картечью, зажигательными снарядами. По своим боевым качествам единороги заметно превосходили современные им орудия. Так, дальнобойность 2-пудового осадного единорога составляла 1800 саженей – вдвое больше, чем у аналогичной ей по весу снаряда 2-пудовой мортиры. Действие картечи у этого единорога было сильнее в 8 раз по сравнению с 24-фунтовой полевой пушкой. Во время опытных стрельб в 1757 г. выяснилось также, что единорог многократно превосходит по точности стрельбы картечью и состоявшую в это время на вооружении русской армии полупудовую гаубицу: из 714 выпущенных единорогом пуль в цель попала 281 пуля, а из гаубицы – всего лишь 15. Высокая для той поры маневренность единорогов давала возможность сопровождать свою пехоту во время боя. Эти орудия произвели переворот в тактике использования артиллерии и в военном искусстве в целом. На полях сражений Семилетней войны русские артиллеристы быстро оценили те новые возможности, которые давали им единороги, постепенно поступавшие в действующую армию. Если раньше гаубица была способна вести бой только в первой линии, то с появлением единорогов артиллерия уже могла стрелять через голову своих войск со второй или третьей линии. Впоследствии этот прием, впервые использованный русскими войсками, получил чрезвычайно широкое распространение и привел в итоге к таким основополагающим для артиллерии второй половины XIX–начала XX вв. методам боя, как массирование артиллерийского огня, стрельба с закрытых огневых позиций и т. д.

Вскоре во многих европейских странах стали вестись разработки в области создания подобного единорогу артиллерийского орудия, но русские образцы оставались одними из самых удачных.

Единорог прослужил русской армии более ста лет, участвовал во множестве военных конфликтов, неоднократно модернизировался и исчез лишь после появления нарезных орудий.