Происходит из семьи потомственных оружейных мастеров, живших в г. Ижевске. После окончания школы учился в индустриальном техникуме, до службы в армии работал на заводе. Во время прохождения службы в рядах СА (1939–1945 гг.) обучался в школе младших командиров и до конца Великой Отечественной войны служил старшим оружейным мастером. После войны работал на заводе, где принимал участие в разработках различных моделей боевого и спортивного стрелкового оружия, в частности – проектировании винтовки СВД-63, предназначенной для снайперской стрельбы. Первый самостоятельный проект Драгунова заключался в разработке технологии доработки штыка к винтовке Мосина. Проект закончил блестяще. В работе сразу показал нестандартный, индивидуальный подход к работе с оружием. В 1939 г. был призван в Красную армию и направлен служить в полковую ремонтную мастерскую. За армейские годы Драгунов дослужился до звания старшего оружейника. Огромный опыт был получен им за время войны. Большое количество разных образцов оружия (немецких, итальянских, испанских, советских) прошли через его руки. Кроме того, он был отличным стрелком. По окончании войны Драгунов снова возвращается на родной завод. Там он получает должность в отделе главного конструктора. Для повышения квалификации Драгунов поступает в институт заочно. Ему поручается проведение модернизации механизма перезарядки снайперской винтовки Мосина М1891/30. Эта винтовка показала в боях высокую надежность и точность боя, но перезаряжать ее было крайне неудобно. Снаряжение происходило патронами по-одному, и этому мешал низко посаженный прицел. В бою такая трата драгоценного времени на перезарядку была недопустимой. Драгуновым был сконструирован кронштейн оригинальной конструкции. Он позволял осуществлять перезарядку целой обоймой. Винтовка Мосина стала для Драгунова началом большого пути. В конце 1940-х – начале 1950-х гг. Драгунов разрабатывает серию спортивных винтовок на базе образца 1891 г. Драгунов, по сути, явился отцом-основателем советских высокоточных винтовок. Под его руководством создано 27 различных моделей. Среди них – МЦ-50, МЦВ-50, Зенит, Стрела, Тайга, СМ, Биатлон-7-2. Многие из этих винтовок помогали нашим спортсменам завоевывать золото на международных соревнованиях самого высокого ранга.

В 1958 г. Драгунов получает задание спроектировать новую полуавтоматическую снайперскую винтовку. Она должна отвечать всем сформулированным концепциям боевой тактики снайперской войны. Это прежде всего мобильность, с множественными объектами поражения, для чего необходим точный и скоростной прицельный огонь. Новые требования ставят конструктора в определенные рамки при разработке оружия. Высокая кучность, легкая, компактная конфигурация для ведения полуавтоматического огня в любых боевых и климатических условиях (из укрытия, из кабины наземного и водного транспортного средства, из вертолета, в жару и мороз, в сушь и проливной дождь) – вот необходимые требования. Новая винтовка должна стать высокоточным стрелковым оружием оказания огневой поддержки на удаленных расстояниях, причем должна обеспечиваться максимальная точность стрельбы. Драгунов понимал, что для решения столь сложной задачи ему придется искать компромиссное решение. Необходимо было создать минимальные допуски между подвижными деталями и сохранить достаточно большую массу оружия с длинным стволом, в то же время эти допуски должны обеспечивать надежность работы в тяжелых условиях перепадов температуры окружающей среды, высокой влажности, запыленности. Для маневренности винтовка должна быть короче и более легкой. Основная роль отводилась работе газового двигателя. Здесь тоже искали «золотую середину». Такие нелегкие задачи были призваны решать Драгунов и его коллеги, и, несмотря на жесткие требования, снайперская самозарядная винтовка была создана в том же 1958 г. Это пока еще не современный образец СВД. Ствольные накладки имеют 3 вентиляционных отверстия – не 6. Приклад не регулируется. Ствол и дульное приспособление сходны с таковыми у АК. Заднее прицельное устройство расположено на крышке ствольной коробки со скользящей тангентой и диоптрическим отверстием. Образец 1958 г. имел хорошую кучность боя, но надежность и живучесть механизмов были не на высоте.

В конкурсе на снайперскую винтовку, кроме Драгунова, участвовал и М. Т. Калашников. Он представил две модели винтовок, во многом схожих с АКМ (штампосварная коробка, затворная рама интегрирована со штоком и поршнем, поворотный затвор с двумя боевыми упорами, газовый механизм нерегулируемый, идентичные прицельные приспособления). Но данные образцы не в полной мере соответствовали требованиям и условиям конкурса и были отозваны конструктором.

Оставались еще два опытных конкурента: Александр Константинов и Федор Баринов. Интересен был образец Константинова. Он обладал высокой вероятностью попадания, существенно превосходил в технологичности производства и себестоимости. В ответ на это Драгунов постепенно внедряет новый принцип независимого крепления ствольных накладок. Ствол становится свободно плавающим. Ствольная коробка СВД изготавливается путем горячей ковки с последующей механической обработкой. Была увеличена жесткость соединения ствола с коробкой. Это значительно улучшило параметры стрельбы. Затвор получил три запирающих упора. Шток и поршень сделаны раздельными. Ствол изготавливается по высокой технологии: заготовка проходит глубокое сверление на специальных станках с длиной сверла около 1000 мм и высоким давлением масла, затем канал проходит два цикла более точного сверления, потом полученный канал подвергается электрополировке, нарезы формируются путем электрического «вымывания» металла по рисунку профиля нарезов (электроэрозии). Только после всех сложных операций с поверхности ствола убирается лишний металл, далее происходит термообработка ствола и хромирование канала и патронника – и он готов к установке. В итоге СВД была принята на вооружение, в 1963 г. она становится штатным оружием армейских снайперов и по сей день является одной из лучших винтовок в мире. Кроме СВД, Драгуновым была создана менее известная, но не менее интересная по конструкции ТСВ-1 (тренировочная снайперская винтовка под патрон 5,6 мм кольцевого воспламенения). Являясь во многом сходной с СВД, ее основная задача – служить оружием подготовки снайперов. ТСВ-1 имеет рамочный приклад, ствольные накладки с шестью вентиляционными отверстиями с каждой стороны. Коробка короче, чем у СВД. Ствол укороченный. Принцип работы основан на свободном откате. Вместимость магазина – 10 малокалиберных патронов. Затвор, детали ударно-спускового и возвратного механизмов встроены в крышку ствольной коробки.

Со временем возникла необходимость сделать СВД более мобильной – солдаты не могут размещаться внутри бронемашин из-за ее длинного ствола. Драгунов предлагает укоротить ствол и пламегаситель. Одновременно разработан вариант СВД с автоматическим режимом ведения огня. Но сила отдачи была слишком большой, и от этой идеи отказались. Проект по укорочению СВД Драгунов, в силу своего возраста, доводил уже лишь в роли консультанта. Эту работу завершил оружейник Азарий Иванович Нестеров. Он имел опыт работы в ВПК около 40 лет. Под его руководством появились два рабочих варианта СВДС (складной): первый со стволом 620 мм (индекс СВДСА – «армейский»), второй со стволом 590 мм (индекс СВДСД – «десантный»). Было решено оставить только десантный вариант. В нынешнем виде СВД имеет еще ряд отличий от винтовки тех лет – появился пластмассовый приклад с пластмассовыми накладками. Драгунов навсегда остался в памяти коллег и друзей как человек высокого чувства долга. Для целого поколения оружейников он был Учитель. Он с радостью передавал свои знания, свой опыт молодым инженерам. Умер Евгений Федорович 4 августа 1991 г.