В переводе с персидского языка pulad значит «сталь» – это углеродистая литая сталь, которая отличалась своеобразием структуры и вида поверхности, то есть узором, обладала необычайной твердостью и упругостью. Впервые о булате упоминается в трудах Аристотеля. В Средневековье булатная сталь (или дамасская сталь) служила для литья оружия очень высокой стойкости, а также и остроты. Одним из самых древних способов получения было сплавление железной руды, предварительно очищенной, с графитом в специальных тиглях. Позже для изготовления булатной стали применялось чистое железо, которое сплавляли с чугуном. Своеобразный узор булата образуется при медленном, длящемся около трех-четырех дней остывании сплава в процессе кристаллизации стали, происходящей естественным путем. Критерием качества булата является узор на его поверхности. В России булаты были известны с давних времен, однако их родиной считается Восток. Именно в Азии булаты издревле были в почете и уважении, ценность их порой приравнивалась к ценности драгоценных металлов. Особенность клинков из булатной стали состояла в неподражаемом узоре на поверхности клинков из этого металла. Существовало три вида булатов. Ложные булаты представляли собой обыкновенную сталь, на ней с помощью рисовки и травления наводили рисунок. А искусственные, или сварочные, булаты изготавливались с использованием многократной сварки друг с другом разных сортов стали. Был и еще один вид булатов – это настоящие, литые булаты, которые представляли собой однородный металл. Особенной популярностью пользовалось индийское железо. В начале XIX в. в Европе начались усиленные поиски технологии изготовления булатной стали. Однако в западных странах способ получения красивых и необычайно разнообразных узоров на булате долго оставался тайной, считалось, что эта микроструктура образовывалась в результате сваривания между собой полос из железа и из стали, которые обладали разной твердостью. Однако, по словам русского ученого П. П. Аносова (1799–1851), который разработал научные основы получения булата, булатная сталь, изготовленная в Европе, не отличалась высоким качеством, а внимание европейских мастеров было целиком и полностью поглощено образованием чудесных узоров. Именно поэтому европейские сварочные булаты, а в качестве примера можно привести солингенские и клингентальские булаты, имели интересную микроструктуру, однако были лишены остальных черт, которые определяли достоинства булатной стали. Для России же качество булатной стали имело значение государственной важности, так как холодное оружие было важнейшей частью вооружения армий того времени. В 1828 г. правительство России поставило задачу – ввести на Златоустовской оружейной фабрике производство клинков, по качеству не уступающих изготавливаемым в азиатских странах. Через некоторое время царю сообщили, что некий Каграман Элиаров, который был лучшим оружейным мастером в Тифлисе, обязался открыть тайну изготовления булата, которая передавалась в их семье из поколения в поколение. Мастер сделал несколько «пробных» сабель и кинжалов из литого, настоящего сварочного булата, для изготовления оружия мастером было применено и так называемое «индийское» железо, и «турецкая» сталь. Именно «турецким чугуном в порошке» традиционно пользовались в качестве сырья его предки. Итак, к 1833 г. на заводах России, точнее на златоустовских заводах, воплотилась в жизнь давняя мечта отечественных оружейников – была получена возможность изготавливать клинки из сварочного булата, использовались в этих целях железо и сталь с российских заводов. Современники с восхищением говорили о новых булатах. А признаком высокого качества новой стали было то, что она выдерживала особое испытание: булатный клинок с одного удара отсекал голову быка. А человек, столь помогший развитию этого ремесла в России, Каграман Элиаров, был награжден тысячей червонцев и удостоен золотой медали «За полезное» на Анненской ленте. В это же время на горизонте российского металлургического дела восходит яркая звезда: в 1817 г. поступил на службу тогда неизвестный горный инженер Павел Петрович Аносов. Он начинал трудиться на уральских горных заводах, а точнее, на златоустовском оружейном заводе в самом нижнем чине – как шихтмейстер. Весь тридцатилетний труд – с 1817 по 1847 г. П. П. Аносов посвятил оружейному делу на Златоустовских заводах. Уже в 1831 г. его назначили горным начальником, а произвели в чин генералмайора в 1840 г. Сам П. П. Аносов разделял булаты на пять видов: самым низким сортом считался названный им «полосатый», лучшими свойствами обладали струистый булат, волнистый и сетчатый, высшим сортом П. П. Аносов признавал коленчатый. Известные дамасскую сталь и «шам», то есть сирийские булаты, а также турецкую булатную сталь мастер относил к низшему сорту. Высшим сортом считалась индийская булатная сталь, то есть «табан» и «хинди», и персидский булат. Низшие сорта булатной стали имели светлые оттенки, а высшие сорта – более темные. П. П. Аносов длительно работал над усовершенствованием холодного оружия, техники изготовления литой стали, много сделал для развития булатного дела в России. Благодаря своим стараниям этот мастер первым во всей Европе изготовил из российского сырья настоящий, то есть литой, булат, который по праву мог считаться аналогом самых хороших восточных образцов. Именно наш талантливый соотечественник доказал кристаллическое строение узоров на металле, он же занимался изучением микроструктур металла, его механических качеств. П. П. Аносов впервые нашел применение микроскопу в металлургическом деле и этим положил начало микроскопическому анализу свойств металла. Изготовление булатной стали в Азии было овеяно разными сказаниями, легендами и поверьями в романтическом духе. Иногда производство булатов сопровождалось весьма экзотическими действиями. Например, по одной из легенд, около кузницы, где ковались клинки из булатной стали, стояли на готове джигиты, которые, как только клинки были готовы, подхватывали их, еще не успевшие остыть, на лету и пускались с места в карьер, скакали что было сил, держа саблю против холодного ветра. Таким способом булат закалялся – из-за быстрого движения воздуха. Однако такой весьма оригинальный способ не очень подходил для массового изготовления холодного оружия. Аносовым был разработан и внедрен в практику новый технологический способ промышленной закалки булатных клинков с помощью заводских мехов. Этот прием был описан им в «Горном журнале» 1827 г. выпуска. Конечно, здесь не было никакой впечатляющей джигитовки, однако взамен ей предлагался весьма практичный железный ящик на несколько клинков, который располагался в воздушной трубе. К тому же закалка могла осуществляться в точном, выверенном временном режиме. Таким образом, гарантировалось одинаковое качество воздушной закалки. К 1837 г. было создано внушительное число булатных клинков по технологии П. П. Аносова. Позже партию этих сабель отправили в северную столицу – Санкт-Петербург, там они получили довольно высокую оценку известных специалистов, стали знаменитыми. Булатное оружие российского производства сыграло немаловажную роль на Кавказе, в период Кавказской войны 1817–1864 гг. Булатная сталь Аносова из-за своих беспримерных свойств прославила российское оружейное дело на весь мир. Будучи истинным патриотом, Аносов желал видеть Россию оснащенной современной качественной боевой техникой. По его словам, России, богатой как различными железными рудами, так и искусными руками мастеров, до этого времени недоставало лишь совершенства в общеупотребляемой стали, то есть ей не хватало булата. За свои достижения П. П. Аносов был удостоен правительственных наград: ордена Святой Анны второй степени, который носился на шее на специальной орденской ленте, ордена Святого Владимира второй степени, который также носили на шее на орденской ленте, а также ордена Святого Станислава первой степени с короной и мечами, который состоял из креста, звезды и алой ленты.